Константиновский городской комитет Коммунистической партии Украины

26 апреля 1792 года французский поэт и композитор Руже де Лиль создал революционный гимн "Марсельеза"

-
12:10
132
26 апреля 1792 года французский поэт и композитор Руже де Лиль создал революционный гимн "Марсельеза"

Дрожите, тираны, их слуги

Отбросы разных слоёв

Дрожите! все злые потуги

По заслугам получат своё!

Руже де Лиль впервые исполняет «Песню рейнской армии — «Марсельезу». Картина И. Пильса. 1849 год.

В маленькой французской деревне Монтегю, где жила большая семья Клода-Игнатия Руже, однажды пропал старший из восьми детей Клод Жозеф. Его обнаружили среди бродячих музыкантов, с которыми, увлеченный их концертом на деревенской площади, мальчик отправился странствовать.

Он мечтал стать профессиональным музыкантом, но родители разрешали ему лишь изредка играть на скрипке.

Шестнадцатилетним подростком Клода Жозефа отправили в Парижскую военную школу. Чтобы облегчить поступление туда, пришлось к простонародному имени отца прибавить дворянскую частицу «де»: так Клод Жозеф стал именоваться Клодом Жозефом Руже де Лилем.

Получив специальность военного инженера, он колесил по крепостям и фортам Франции. Досуг отдавал музицированию на скрипке, сочинял стихи, некоторые из них перекладывал на музыку. То были еще робкие, неуверенные эскизы.

Судьба свела его с бельгийским композитором Гретри, переселившимся во Францию. Гретри был старше Руже де Лиля на двадцать лет. Он во многом способствовал развитию композиторских навыков своего младшего друга. Вдвоем они сочинили веселую комедию с пением «Два монастыря», разоблачающую духовенство. Весной 1791 года капитан Руже де Лиль прибыл для прохождения службы во французский пограничный город Страсбург, расположенный на реке Иль близ ее впадения в Рейн.

Старинный город славился музыкальными традициями: здесь было два оперных театра, два хора; в доме главы городского управления Фредерика Дитриха, который сам отлично пел и играл на скрипке, постоянно устраивались музыкальные вечера. Непременным их участником был де Лиль.

Свободное от необременительной гарнизонной службы время де Лиль проводил в театрах, для которых иногда писал приятные, мелодичные номера: хорошо зная сочинения Монтеверди, Глюка, Гретри, он умело им подражал. Эти музыкальные опыты получили в Страсбурге признание: по современной терминологии де Лиля можно было назвать талантливым самодеятельным композитором.

В конце XVIII века революционное движение захватило Францию. 14 июля 1789 года восставшие парижане штурмом овладели крепостью Бастилия, в которой томились политические заключенные. Уничтожение ненавистной народу тюрьмы явилось началом Великой французской революции 1789 — 1794 годов. Шла борьба с властью короля, и идеи свободы проникали в широкие слои французского народа.

Король и аристократы ждали помощи от императора Австрии и короля Пруссии: готовилось австро-прусское нападение. И тогда в защиту Великой французской революции Национальное собрание Франции весной 1792 года объявило войну Австрии и Пруссии. В этой войне, как указывал В. И. Ленин, «революционная Франция оборонялась от реакционно-монархической Европы». (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т 34, стр.196)

Армия готовилась в поход, и Фредерик Дитрих решил попросить де Лиля написать боевую походную песню. Незаурядный человек, не только любитель музыки, но и видный ученый в области минералогии, знаток философии, литературы, Дитрих хорошо понимал значение происходивших событий и ту воодушевляющую роль, которую могла играть в них музыка.

Весь день 25 апреля 1792 года, когда в Страсбурге провозгласили объявление войны, был отмечен бурным патриотическим подъемом. Главнокомандующий Северной (Рейнской) французской армией на площади принимал военный парад. Формировались отряды добровольцев, один из них — «Дети Отчизны» — возглавил старший сын Дитриха. Люди читали пламенное воззвание: «К оружию, граждане! Отечество в опасности! Знамя войны развернуто! Сигнал дан! К оружию! Пусть трепещут коронованные деспоты! Маршируйте! Будем свободными людьми до последнего вздоха и направим все наши стремления на благо всего человечества!»

Просьбу Дитриха о песне передали де Лилю поздним вечером. Он так обрадовался, что решил работы не откладывать и принялся за сочинение ночью: он сам впоследствии вспоминал, что какой-то внутренний мощный призыв вел его, приказывая: действуй, действуй!

Знаменитый австрийский писатель Стефан Цвейг, посвятивший Руже де Лилю тончайшую психологическую новеллу, назвал ее «Гений одной ночи», подчеркивая, что в ту великую творческую ночь скромного саперного капитана озарило небывалое вдохновение: «На одну только ночь суждено капитану… стать братом бессмертных: первые две строки песни, составленные из готовых фраз, из лозунгов, почерпнутых на улице и в газетах, дают толчок творческой мысли, и вот появля­ется строфа, слова которой столь же вечны и непреходящи, как и мелодия:

Вперед, плечом к плечу шагая!

Священна к Родине любовь.

Вперед, свобода дорогая,

Одушевляй нас вновь и вновь.

Еще несколько строк — и бессмертная песня, рожденная единым порывом вдохновенья, в совершенстве сочетающая слова и мелодию, закончена до рассвета...»

Но популярнойпесня, которая родилась 26 апреля 1792 года, стала не сразу. И не сразу ее назвали «Марсельезой».

Вот как это произошло.

11 июля 1792 года по всей Франции были вывешены призывы встать на защиту революционных завоеваний против королевской власти. Добровольцы с юга страны собирались в городе Марселе.

В небольшом провансальском отряде, вышедшем из Монпелье, был студент-медик Франсуа Этьен Мирер, двадцатидвухлетний красавец, храбрец, наделенный многими способностями, в том числе и музыкальными. Всю дорогу Франсуа ободрял шагающих веселыми провансальскими песнями.

В Марселе провансальцы влились в общий отряд, готовившийся к маршу в Париж. Ждали лишь известий от марсельского депутата. Наконец, прибыло коротенькое письмо-приказ: «… Отправьте в Париж батальон мужчин, готовых умереть!». На прощальном банкете Франсуа попросил слова. Все ждали, что скажет этот пылкий студент. А он вместо речи запел песню, марсельцам неизвестную, но мотив ее запоминался сразу. Добровольцы потребовали, чтобы Мирер повторил песню.

На следующий день ее слова напечатали и вывесили как призывный плакат на стенах марсельских домов:

Вперед, сыны отчизны милой!

Мгновенье славы настает.

К нам тирания черной силой

С кровавым знаменем идет.

Вы слышите, уже в равнинах

Солдаты злобные ревут.

Они и к нам, и к нам придут,

Чтоб задушить детей невинных.

К оружью, граждане! Равняй военный строй!

Вперед, вперед, чтоб вражья кровь

была в земле сырой!

Спустя десять дней батальон — пятьсот солдат революции — ушел из Марселя с пением полюбившейся песни.

Названия у нее не было, вернее, марсельцы не знали, что она называлась первоначально Боевой песней Рейнской армии. Имя автора — Руже де Лиля — тоже оставалось неизвестным, что, впрочем, никого не удивляло: на юге, где петь любили, бытовало немало песен, созданных безымянными авторами, не претендовавшими на славу.

Двадцать восемь дней продолжался пеший марш от Марселя до Парижа. Двадцать восемь дней звучала песня, начинавшаяся словами: «Вперед, сыны отчизны милой!». Под ее маршевый ритм было легко шагать. Ее мелодия, как бы вздымавшаяся ввысь от начального звука, была полна призывной силы. Красивая своей необычайной простотой, с повторами, облегчавшими запоминание, с переходами тональностей, освежавшими ее развитие, она, казалось, вливала мужество и веру, не оставляя места сомнениям и усталости.

Жорж Дантон, трибун революции, встретил колонну в предместье Парижа и возглавил ее шествие к центру города. Парижане собрались на улицах, приветствуя марсельцев.

Что за чудесную песню они пели, эти марсельцы! Мотив ее и в Париже распространился, запомнился мгновенно!

Боевую силу песни марсельцы испытали впервые 10 августа 1792 года, при штурме королевского дворца Тюильри. В какой-то момент осаждавшие дрогнули. Но неожиданно зазвучала песня марсельцев — они шли на помощь со своей любимой мелодией, бросились на штурм и победили.

10 августа произошло, таким образом, боевое крещение песни.

На следующий день у парижских типографий была срочная работа: сто тысяч экземпляров песни отпечатали и раздали парижанам. У песни появилось название: «Марсельеза», то есть песня марсельцев. Революционная Франция шла в бой, вооруженная «Марсельезой». Песня организовывала, дисциплинировала, воодушевляла. Казалось, в ее звуках была магнетическая сила, обеспечивавшая победу. Революционные генералы считали, что с «Марсельезой» можно разбить противника, превосходящего по силе вчетверо, и рапортовали о заслугах песни, словно это был живой человек: «В нашей победе — заслуга «Марсельезы»!»

Одно из первых парижских изданий «Марсельезы»

14 июля 1795 года, в праздник шестилетия штурма уничтоженной народом тюрьмы Бастилии, после исполнения «Марсельезы» депутат Конвента Жан Дельрипредложил, чтобы навеки славный гимн марсельцев был целиком внесен впротокол заседания Конвента, а военный комитет отдал приказ об исполнении этого гимна национальной гвардией… Он также предложил, чтобы имя автора гимна марсельцев, Руже де Лиля, былотакже с почетом вписано в протокол.

Казалось, что теперь «Марсельезе» уготована длительная счастливая жизнь. Но в действительности уже в ближайшие десятилетия реакционеры всех стран, видя великую силу песни, стали беспощадно бороться с ней с помощью террора, национализма, шовинизма. Песню пытались сжечь. А она жила.

Родители потихоньку напевали мотив и записывали слова для детей, чтобы песня не умерла в последующих поколениях. А революционеры, шедшие на казнь, запекшимися губами пели «Марсельезу».

Наполеон пытался предать ее забвению. После поражения Наполеона французский король Людовик XVIII, возвратившись в Париж, первым делом решил заставить народ забыть «Марсельезу». Король был полон страха: возрождение «Марсельезы» казалось возрождением революции.

Но парижане все-таки пели «Марсельезу».

Когда тяжелый зной накаливал громады
Мостов и площадей пустых
И завывал набат, и грохот канонады
В парижском воздухе не стих,
Когда по городу, как штормовое море,
Людская поднялась гряда
И, красноречию мортир угрюмых вторя,
Шла «Марсельеза»…

так писал французский поэт Огюст Барбье в период революции 1830 года. Стихи воспевали героев баррикад, боровшихся за свободу с великой песней на устах.

Королевская власть, видя всенародную популярность, могущество «Марсельезы», изменила тактику борьбы с ней. «Марсельезу» пытались приручить, поставить себе на службу, сделать ее чуть ли не монархическим гимном. Когда это не удалось, предпринимаются попытки найти ей замену, привить народу другую песню. Но какую? Не было нового Руже де Лиля. Не было повода для вдохновения. Никто из музыкантов, составляющих славу Франции, не брался за решение неблагодарной задачи.

И только в героические дни Парижской Коммуны, когдарабочие взяли власть в столице Франции. И «Марсельеза», как и прежде, пришла на помощь первой пролетарской революции. Этого ей реакционеры никогда не могли простить.

Спустя несколько лет возникла очередная полемика по поводу «Марсельезы». Монархисты вопили, что нельзя признавать песню, которая посылала людей на гильотину: они имели в виду аристократию, пострадавшую во время революции. В Национальном собрании, заседавшем в Париже, вновь и вновь возникал вопрос о судьбе песни. Ведь юридически декрет от 14 июля 1795 года, объявлявший ее национальной песней, никем не отменялся. Но, вместе с тем, «Марсельеза» запрещалась фактически и неоднократно, умирала и возрождалась, словно феникс из пепла, и, собственно, никто, кроме самой истории, не был над ней властен. К тому времени она вошла уже и в классическую музыку:

В конце концов дебаты на этот раз завершились официальным письмом, повторявшим девяностолетней давности распоряжение отпечатать и распространить в Париже сто тысяч экземпляров песни марсельцев.

В 1879 году «Марсельеза» была объявлена официальным гимном Французской Республики. Возникала, правда, некоторая трудность: как быть с королями, отныне обязанными во время международных церемоний чтить официальный гимн? Историки песни рассказывают об одном находчивом монархе, разрешившем проблему. На вопрос, как можно требовать от короля, чтобы он снимал шляпу перед этой песней, король ответил: «Каждый король должен радоваться, что «Марсельеза» снимает у него только шляпу, а не голову».

Памятник «Марсельезе» в Страсбурге, где она была создана

26 июня 1836 года, почувствовав при­ближение смерти, Руже де Лиль сказал покорно и просто: «Я принес всему миру песню и теперь я умираю».

Его похоронили на кладбище Шуази-ле-Руа. Старые гвардейцы проводили гроб. Как свидетельствуют исторические источникиединственная речь генерала Блейна на могиле была предельно краткой: «Руже, прости нам неблагодарность, оказанную тебе судьбой». Рабочие местной фабрики спели «Марсельезу». Место в пантеоне великих Руже де Лиль заслужил с опозданием на много десятилетий. Писатель Виктор Гюго возглавил в Париже комитет по созданию памятника автору «Марсельезы». Один памятник установили на площади Шуази-ле-Руа. Другой — на могиле. Надпись гласила: «Руже де Лиль. Когда в 1792 году Французская революция должна была бороться с королями, он подарил ей песню «Марсельеза», с которой революция победила».

Первые русские переводы «Марсельезы», стали появляться только во второй половине XIX века: первый из них, напечатанный в легальном сборнике сподвижника и друга А. И. Герцена поэта Н. П. Огарева «Свободные русские песни», датируется 1863 годом. Попытки переводов не были удачными: переводные тексты не сочетались с музыкой. И только в 1875 году революционер, участник Парижской Коммуны Петр Лаврович Лавров написал русский текст, создал свободный русский вариант — «Рабочую Марсельезу». Лавров не был профессиональным поэтом. Как и текст де Лиля, «Рабочая Марсельеза» Лаврова вылилась из души, отразив чаяния, настроения, требования угнетенных, обездоленных, мужество борцов против царизма иверивших в грядущую революцию. Мелодия песни Лаврова упростилась, приобрела более энергичный и светлый характер. Она несколько отличалась от первоисточника — песни де Лиля.

Русский социолог, философ, публицист и революционер Пётр Лаврович Лавров (1823-1900), автор слов «Рабочей Марсельезы»

Рабочая Марсельеза». Музыка Руже де Лиля. Переложение А. Флярковского. Слова П. Лаврова

Отречемся от старого мира,
Отряхнем его прах с наших ног.
Нам враждебны златые кумиры,
Ненавистен нам царский чертог.
Мы пойдем к нашим страждущим братьям,
Мы к голодному люду пойдем,
С ним пошлем мы злодеям проклятья,
На борьбу мы его поведем.

ПРИПЕВ:

Вставай, подымайся, рабочий народ!
Вставай на врага, люд голодный!
Раздайся, клич мести народной:
Вперед! Вперед! Вперед! Вперед! Вперед!

Кулаки-богачи жадной сворой
Расхищают тяжелый твой труд.
Твоим потом жиреют обжоры,
Твой последний кусок они рвут.
Голодай, чтоб они пировали,
Голодай, чтоб в игре биржевой
Они совесть и честь продавали,
Чтоб глумились они над тобой.

ПРИПЕВ

Тебе отдых — одна лишь могила,
Что ни день — недоимки готовь.
Из тебя богачи тянут жилы,
Царь-вампир пьет народную кровь;
Ему нужны для войска солдаты -
Подавай ты ему сыновей,
Ему нужны пиры и палаты -
Подавай ему крови своей.

ПРИПЕВ

Не довольно ли вечного горя?
Встанем, братья, повсюду зараз -
От Днепра и до Белого моря,
И Поволжье, и дальний Кавказ.
На врагов, на собак на богатых,
И на злого вампира-царя,
Бей, руби их, злодеев проклятых,
Заблести, новой жизни заря!

ПРИПЕВ

И взойдет за кровавой зарею
Солнце правды и братской любви,
Хоть купили мы страшной ценою,
Кровью нашею, счастье земли.
И настанет година свободы,
Сгинет зло, сгинет ложь навсегда,
И сольются в одно все народы
В вольном царстве святого труда!

ПРИПЕВ

Агитационное, пропагандистское значение песни ярко определяется ее неоднократным упоминанием на страницах большевистских газет начала ХХ века.

Сборник «Песни революции», издание ленинской «Искры»(Женева, 1902), где была опубликована «Марсельеза»

«Рабочая Марсельеза» стала гимном пролетариата в революцию 1905 года:

Отречемся от старого мира,
Отряхнем его прах с наших ног!
Нам враждебны златые кумиры,
Ненавистен нам царский чертог...

В. И. Ленин, излагая в своих статьях факты революционной активности пролетариата Москвы осенью и зимой 1905 года, писал что рабочие и солдаты, присоединившиеся кпели «Марсельезу». Один с очевидцеврасстрела по приговору военно-полевого суда в 1906 году двух бесстрашных революционерок Насти Мамаевой и Гали Бенедиктовойв одном из последних номеров нелегальной большевистской газеты «Казарма» писал, что они пели «Марсельезу» шесть минут. В это время с солдатами происходило нечто необыкновенное. На первую команду «пли!» выстрела не последовало. На вторую — стреляли в ноги, так что пули застряли в земле… Во время пения «Марсельезы» многие солдаты рыдали…

3 апреля 1917 года, воскресным днем ранней весны петроградские пролетарии встречали Владимира Ильича Ленина, возвращавшегося из эмиграции. Газета «Правда» сообщала, что встреча началась с Белоострова… К приходу скорого поезда из Торнео дружный хор «Марсельезы» огласил платформу, запруженную рабочими и близкими друзьями Ильича.

Во время Великой Октябрьской социа­листической революции«Рабочая Марсельеза» сопровождала отряды красногвардейцев, шедших на штурм Зимнего дворца. А после победы Октября жизнь закономерно заставила искать новые варианты текста, отвечавшие новым задачам, лозунгам Советской власти. Такие варианты создавались начиная с 1918 года. Принадлежали они разным авторам, в том числе и известному поэту Демьяну Бедному.

Павлу Антокольскому, поэту, славящемуся не только оригинальными стихами, но и замечательными переводами французской поэзии, удалось сделать великолепный русский перевод «Марсельезы», которым и стали часто пользоваться при ее исполнении в нашей Стране Советов.

«Марсельезу», ставшую государственным гимном Франции, французские коммунисты по-прежнему считают песней борьбы, обращаются к ее силе, чтобы показать революционную волю народа. Выдающийся французский коммунист Морис Торез говорил, что «Марсельеза», — это пылкое и страстное воплощение революционной воли народа, его порыва и героизма. Это сама революция».

Гимн Франции (перевод на русский язык)

1. Вперёд, Отчизны сыны вы,

Час славы вашей настал!

Против нас вновь тирания

Водрузила кровавый штандарт.

Слышишь ты в наших полях

Зло воет вражий солдат?

Он идёт чтоб сын твой и брат

На твоих был растерзан глазах!

К оружию, друзья

Вставайте все в строй,

Пора, пора!

Крови гнилой

Омыть наши поля

2. Что алчет орда этих спрутов,

Изменников и королей?

Для кого уготованы путы

Плели что они столько дней?

Для нас французы, для кого

Каким сомнениям тут быть?

Нас опять поработить

Проклятое служит ярмо!

3. Как так! иностранцев когорты

Приговор несут нашим судам!

Как так! Беспощадные орды

Прочат смерть нашим сынам!

О Бог! Скованные как рабы мы

Пойдём опять под ярмо

Станет снова старый деспОт

Хозяином нашей судьбы.

4. Дрожите, тираны, их слуги

Отбросы разных слоёв

Дрожите! все злые потуги

По заслугам получат своё!

Мы все — солдаты в битве с вами

Один падёт придёт другой

Рождённый нашей землёй

И с жаждой биться с врагами.

5. Французы, вы в битвах усердны

Вам не знать ли пощады к врагам

Так будьте милосердны

К против воли пришедшим к нам!

Но не к тиранам кровожадным

Но не к сообщникам Буйе

Этой хищных стае зверей

Беспощадным и плотоядным!

6. Любовь святая к Отчизне

Веди нас, поддерживай нас

Свобода — тебе наши жизни

Сражайся в наших рядах!

Пока победы нашей знамя

Над головами не взойдёт

Противник твой грозный падёт

Триумфом твоим, нашей славой!

7. Мы тогда выйдем на сцену

Когда наш настанет черед

Наши предки нам будут примером

По их следу идти будем вслед

Мы не хотели б пережить их

Сколь за дело начатое ими

Делами славными своими

Жизнь отдать иль отомстить!

По сей день «Марсельеза», — гимн Франции зовёт французский народ на борьбу с тиранами за светлое будущее. И что самое интересное, эта её революционность в современной буржуазной Франции мало кого смущает…

Послушать Гимн Франции — La Marseillaise (Марсельезу)в исполнении Мирей Матье можно по ссылке: http://mp3.cc/m/138326-mirej-mate/19226563-gimn-francii-la-marseillaise-marseleza/

По материалам открытых источников Николай Кукоба


Источник: http://kpu.life/ru/95820/26_aprelja_1792_goda_frantsuzskyj_poet_y_kompozytor_ruzhe_de_lyl_sozdal_revoljutsyonnyj_gymn_marseleza
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...